Главная >> Древнерусская литература. 6-9 кл. Пименова

 

 

 

 

А. Одоевский

 

Василько. Песнь 4 (окончание)

    29

    Взял торчин нож, готовясь к ослепленью;
    Ударил - но не в очи: он лицо
    Страдальца перерезал. - «Ты неловок», -
    Сказал Василь. Краснея, торчин нож
    Отер полою; вот его в зеницу
    Ввернул: кровь брызнула из-под ножа;
    Ввернул его в другую, и ланиты
    Уже волной багровою покрыты.

    30

    Все вышли вон. Остался Василько
    Один. Он на ковре, как труп кровавый,
    Недвижим, без дыхания лежал,
    И запеклись - не очи, но отверстья;
    Чернеют два кровавые пятна.
    Ты их, Давид, не смоешь с книги жизни:
    Нетленные, они горят на ней,
    Как мука вечная душе твоей!

    31

    Уже опять мучители страдальца
    Сбираются в дорогу. Дмитр, Сновид
    Вошли; из глаз слеза у них пробилась.
    Вот, завернув его в ковер, несут,
    Как мертвого; взложили; скачут кони;
    Вот Здвиженск мост под ними продрожал;
    И в дом, к приему путников готовой,
    Уже летят по площади торговой.

    32

    Священник был хозяин дома. Он
    Гостей таких не ждал, нет! дыбом волос
    Встал на седой, маститой голове.
    Внесли ковер; обедать села стража;
    Василь совлек сорочку с Василька,
    «Смой кровь!» - сказав, хозяйке бросил в руки,
    И старица и внемлет и глядит,
    Но замер дух, и вся как лист дрожит.

    33

    И вдруг спеша ее на двор выносит
    И держит недвижимо пред собой;
    Взрыдала. «Нашим воплем не поможем,
    Не плачь, старушка! - нищий ей сказал. -
    К чему твой стон? Heт, лучше дай рубашку,
    На ней нужна мне кровь...» И, взяв, исчез;
    Но старица рыдала; воплей сила
    Страдальца из забвенья пробудила.

    34

    Привстав, - «где я?» - промолвил тихо он.
    «Ты в Здвиженске», - сказал Василь. - «Ах, дайте
    Воды испить». За каплей каплю пьет,
    Вздохнул, себя ощупал. «Где рубашка? -
    Воскликнул он. - Свлекли ее с меня?
    Ее зачем вы сняли? Нет, в сорочке,
    Нет, я хотел одетый в кровь мою
    Предстать перед Всевышнего судью».

    35

    И ослабел он снова от усилья.
    Пред ним стоял священник: «Помертвел.
    Отходит он. Запасными дарами
    Я причащу страдальца». - «Но зачем? -
    Сказал Василь, - он осужден князьями,
    Зачем спасти ты хочешь дух его?» -
    «Господь суда от мира не приемлет!» -
    Рек старец, но словам никто не внемлет. -

    36

    Пред Спасом не виновен Василько,
    И пред людьми страдалец не виновен;
    Пройдут князья, пройдет и суд князей,
    Но истина на небе и в потомстве,
    Как солнце, просияет». - «Он ума
    От старости лишился», - молвил Лазарь,
    И вслед за ним захохотал вокруг
    Весь дикий сонм князьям покорных слуг.

    37

    Страдальца путь окончен. Во Владимир
    Заранее приехал князь Давид
    И тесный дом к приему приготовил:
    Он Василька за стражею провел
    И в душную и мрачную темницу.
    Зачем, Давид? По сумраке ночей
    Уже ему не светится денница,
    И целый мир - как мрачная темница!

    (1828-1830)

<<< Песнь 4

 

Информация о рекламе

 

Рейтинг@Mail.ru