Главная >> Древнерусская литература. 6-9 кл. Пименова

 

 

 

 

Ф. Миллер

 

Судья Шемяка

    «Помоги мне, братец, - просит брат убогой, --
    Не оставь, родимый, милостью премногой!
    Вот уж наступают вьюги с холодами;
    Одолжи лошадку съездить за дровами».
    - «Ох, как надоело мне с тобой возиться!
    Век ты будешь плакать, век ты будешь биться.
    Видно, сам уж плох ты, пропил, знать, деньжонки,
    Что купить не можешь клячи-лошаденки.
    Счастлив, что пришел ты, как иду к обедни;
    Так и быть, возьми уж, только знай - в последний!
    Приведешь - и больше к моему порогу
    Ни ногою, слышишь? Прогоню, ей-богу».
    Взял бедняга лошадь. «Дай уж оголовок», -
    Просит он у брата. «Ишь ты, больно ловок!
    За него вечор лишь деньги отдал сам я;
    Оголовок знатный, нет, его не дам я -
    Изорвешь, испортишь, буду я в изъяне».-
    «Дай, ведь не к хвосту же привязать мне сани».
    «Делай там как знаешь, людям поклонися;
    Где-нибудь достанешь, только отвяжися».
    Так сказав, богатый бедняка оставил;
    Бедный, взявши лошадь, путь домой направил.
    Думает он думу: как бы сани справить,
    Чтоб дрова из лесу до дому доставить?
    Повезет ли лошадь? Ведь без хомута-то
    Воз тащить тяжелый будет трудновато.
    Ну, да уж устрою - я ведь парень ловкой;
    Ей к бокам оглобли привяжу веревкой,
    А чтоб не съезжали, я свяжу ремнями
    Как-нибудь покрепче хвост ее с санями,
    Справил - и поехал в рощу за дровами.
    Нагрузивши дровни, по дороге гладкой
    Тянет их до дому рядышком с лошадкой.
    Всё идет как надо, вот и дотащились;
    Только вдруг за что-то сани зацепились.
    «Эй, ну-ну! - кричит он, - вывози, родная!
    Тут уж недалечко, дам тебе сенца я».
    Палкой замахнулся: «Ну же, ну, тащися!»
    Конь рванул всей силой - хвост и оборвися.

    Как наутро лошадь увидал богатый, -
    «Что ты с нею сделал? Что в ней без хвоста-то? -
    Закричал он грозно. - Это, брат, неладно;
    Этак одолжать вас будет мне накладно.
    Мы пойдем к Шемяке: пусть он нас рассудит
    И тебя за лошадь заплатить принудит».
    И пошел к Шемяке с братом брат убогой.
    Путь их был не близок: снежною дорогой
    Шли они всё утро и, устав немало,
    Завернули оба в сельское кружало.
    Богача хозяин встретил с уваженьем:
    Кланяется в пояс - с нашим, мол, почтеньем;
    И вина, и пива гостю предлагает,
    Бедняка же будто вовсе и не знает.
    К богачу подсевши, пьет он с ним, гуторя;
    А бедняга на печь завалился с горя,
    Чтоб заспать свой голод. Слушая их речи,
    Он вздремнул немного - и свалился с печи.
    Как на грех, ребенок спал тут той порою;
    Он его, упавши, придавил собою...
    «Ах ты, душегубец! ах, беспутный Каин!
    Что ты тут наделал? - закричал хозяин. -
    Этого, брат, дела так я не оставлю,
    И на суд к Шемяке я тебя представлю». -
    «Что ж, пойдем к Шемяке, знать такая доля, -
    Отвечал бедняга, - буди Божья воля!»
    И пошли все трое; а меж тем дорогой,
    Закручинясь, думу думает убогой:
    «Что ж теперь мне делать? Ведь меня засудят!
    Пропаду я, бедный! Эх, уж будь, что будет:
    Брошусь-ка я с моста и покончу разом!»
    (У бедняги с горя ум зашел за разум.)
    Вот подходят к мосту; он перекрестился
    И через перила вдруг перевалился.
    Под мостом в ту пору сани проезжали.
    Двое мужичков в них песни распевали.
    Вдруг на них свалился будто куль тяжелый -
    И замолкли звуки песни их веселой.
    Крик бедняга слышит: «С нами крестна сила!»
    Голову приподнял - перед ним верзила,
    Парень здоровенный, в бок его толкает,
    И ругает крепко, и с саней пихает;
    А под ним, уткнувшись в сено головою,
    Кто-то тяжко стонет и хрипит порою.
    Понял он, в чем дело, - и давай Бог ноги;
    Но верзила парень стал середь дороги.
    «Глянь, что ты наделал, лиходей треклятый!
    Ведь пришиб до смерти моего отца ты.
    Ты за это дело мне ответишь, милый,
    И тебя к Шемяке потащу я силой». -
    «Что ж, пойдем к Шемяке: пусть он нас рассудит!
    Говорит убогой. - Двух смертей не будет».
    Идут они в город вчетвером. Дорогой
    Грустно так повесил голову убогой:
    Думает, гадает, как бы умудриться,
    Чтоб от наказанья строгого отбиться.
    Он с дороги камень поднял с думой злою
    И, в мошну засунув, спрятал под полою.
    На высоком стуле важно заседает
    В храмине Шемяка и свой суд вещает.
    И с благоговеньем пред судьею строгим,
    Кланяясь, предстали три истца с убогим.

Окончание >>>

 

 

Рейтинг@Mail.ru