Главная >> Древнерусская литература. 6-9 кл. Пименова

 

 

 

 

Аввакум

 

Из «Жития» протопопа Аввакума

«Житие», созданное протопопом Аввакумом (1621-1682) о собственной жизни и страданиях за свою веру, - произведение уникальное. Оно знаменует собой окончание эпохи Средневековья в древнерусской литературе, разрушает ее вековые каноны и одновременно открывает первую страницу литературы Нового времени.

«Житие» написано в 1672-1675 гг., в смутное время царствования «тишайшего» царя Алексея Михайловича (XVII в.) в адовых условиях подземного сруба на краю земли за Полярным кругом [В 1646-1647 гг. протопоп Аввакум выступил против реформ Никона. В 1653 г. сослан с семьей в Тобольск, затем в Даурию. В 1663 г. возвращен в Москву, где продолжил борьбу с официальной церковью. В 1666- 1667 г. осужден на церковном Соборе и сослан в Пустозерск. По царскому указу сожжен вместе с единомышленниками в срубе в апреле 1682 г.]

«Всесвятая Троице Боже и Содетелю всего мира!., управи ум мой...»

Аввакум протопоп понужен бысть житие свое написати иноком Епифанием1, - понеж отец ему духовный инок, - да не забвению предано будет дело Божие; - и сего ради понужен бысть отцем духовным на славу Христу Богу нашему. Аминь.

    1 Епифаний - «соузник», духовный отец Аввакума. Был сожжен вместе с Аввакумом, ему принадлежит собственное автобиографическое «Житие», написанное также в Пустозерске.

Всесвятая Троице Боже и Содетелю всего мира! Поспеши и направи сердце мое начати с разумом и кончати делы благими, яже ныне хощу глаголати аз недостойный; разумея же свое невежество, припадая, молю ти ся и еже от тебя помощи прося: упра- ви ум мой и утверди сердце мое приготовится на творение добрых дел, да добрыми делы просвещен, на судище2 десныя ти страны причастник буду со всеми избранными твоими. <...>

    2 на Страшном суде

«Твой корабль!»

Рождение же мое в нижегороцких пределах, за Кудмою рекою, в селе Григорове3. Отец ми бысть священник Петр, мати - Мария, инока4 Марфа. Отец же мой прилежаще пития хмельнова; мати же моя постница и молитвеница бысть, всегда учаше мя страху Божию. Аз же некогда видев у соседа скотину умершу, и той нощи возставше, пред образом плакався доволно о душе своей, поминая смерть, яко и мне умереть; и с тех мест обыкох по вся нощи молитися. Потом мати моя овдовела, и я осиротел молод, и от своих соплеменник во изгнании быхом. Изволила мати меня женить. Аз же пресвятей Богородице молихся, да даст ми жену помощницу ко спасению. И в том же селе девица, сиротина ж, беспрестанно обыкла ходить в церковь, - имя ей Анастасия. Отец ея был кузнец, именем Марко, богат гораздо; а егда умре, после ево вся истощилось. Она же в скудости живяше и моляше- ся Богу, да же сочетается за меня совокуплением брачным; и бысть по воли Божий тако. Посем мати моя отъиде к Богу в подвиге велице. Аз же от изгнания переселихся во ино место. Рукоположен во дьяконы двадесяти лет з годом, и по дву летех в попы поставлен; живый в попех осмь лет и потом совершен в протопопы православными епископы, - тому дваддесять лет минуло; и всего тридесять лет, как имею свяшенъство.

    3 Григорово - ныне село с тем же названием Больше-Мурашкинского района Нижегородской области.
    4 в монашестве

А егда в попах был, тогда имел у себя детей духовных много - по се время сот с пять или шесть будет. Не почивая, аз грешный, прилежал во церквах, и в домех, и на распутиях, по градом и селам, еще же и в царствующем граде, и во стране сибирской проповедуя и уча слову Божию, - годов будет тому с полтретьятцеть.

Егда еще был в попех, прииде ко мне исповедатися девица, многими грехми обремененна, блудному делу и малакии всякой повинна; нача мне, плакавшеся, подробну возвещати во церкви, пред Евангелием стоя. Аз же, треокаянный врач, сам разболелся, внутрь жгом огнем блудным, и горько мне бысть в той час: зажег три свещи и прилепил к налою5, и возложил руку правую на пламя и держал, дондеже во мне угасло злое разжение, и, отпустя девицу, сложа ризы, помоляся, пошед в дом свой зело скорбен. Время же, яко полнощи, и пришел во свою избу, плакався пред образом Господним, яко и очи опухли, и моляся прилежно, да же отлучит мя Бог от детей духовных: понеже бремя тяжко, неудобь носимо. И падох на землю на лицы своем, рыдаше горце и забыхся, лежа; не вем, как плачю; а очи сердечнии при реке Волге. Вижу: пловут стройно два корабля златы, и весла на них златы, и шесты златы, и все злато; по единому кормщику на них сиделцов. И я спросил: «Чье корабли?» И оне отвещали: «Лукин и Лаврентиев». Сии быша ми духовныя дети, меня и дом мой наставили на путь спасения и скончалися богоугодные. А се потом вижу третей корабль, не златом украшен, но разными пестротами - красно, и бело, и сине, и черно, и пепелесо, - его же ум человечь не вмести красоты его и доброты; юноша светел, на корме сидя, правит; бежит ко мне из-за Волги, яко пожрати мя хощет. И я вскричал: «Чей корабль?» И сидяй на нем отвещал: «Твой корабль! на, плавай на нем з женою и детми, коли докучаешь!» И я вострепетах и, седше, разсуждаю: «Что се видимое? И что будет плавание?» <...>

    5 Налой - аналой: высокий, с покатым верхом столик, применяемый в церковном обиходе. На него кладутся богослужебные книги и другие церковные принадлежности.

Страница 2 >>>

 

 

Рейтинг@Mail.ru