Главная >> История России. 10 класс. Данилов

 

 

 

 

Глава 2. Древнерусское государство

 

§ 14. Особенности процесса объединения русских земель (продолжение)

Возвышение Москвы

Москва до второй половины XIII в. входила в состав Владимиро-Суздальского княжества и играла ключевую роль в системе обороны западных и юго-западных его рубежей. О значительном потенциале города-крепости свидетельствует тот факт, что в 1238 г. армия Батыя осаждала Москву целых пять дней.

Разгром Москвы и, главное, изменение геополитической ситуации после установления ордынского господства над Русью привели к утрате городом своего военно-стратегического значения, потере его экономического потенциала и гибели населения. Спасти город от полного запустения можно было, лишь превратив его в удельный центр. Именно это и сделал Александр Невский, наделив Москвой своего малолетнего сына Даниила.

Уже при Данииле Александровиче определились основные цели и ведущие принципы московской политики. Первые московские князья — это типичные удельные правители, для которых интересы собственного княжества были превыше всего. Однако впоследствии безудержное стремление к укреплению и расширению своей «отчины» постепенно сменяется политикой, исходящей из национальных интересов всех русских земель, главным из которых стала задача избавления от ордынской зависимости.

Для достижения своих целей московские князья руководствовались определёнными принципами. Во-первых, политика строилась, исходя из реальной оценки собственных возможностей и с учётом ситуации, которая складывалась как в Орде, так и в русских землях. Во-вторых, князья стремились по возможности избегать вооружённых способов решения проблем. В-третьих, придавалось огромное значение союзу с православной церковью. В-четвёртых, с одной стороны, чётко просматривается преемственность политики всех московских князей, их опора на традиции, а с другой — использовались новые тактические средства.

Князь Даниил не пытался получить великое Владимирское княжение, что позволило избежать значительных расходов, связанных с политическим первенством, укрепить экономическое и финансовое положение княжества. Москва стала центром притяжения всех недовольных великим князем Владимирским. Московские князья умело использовали эти настроения для усиления своих позиций, в частности в Новгороде.

Главным устремлением московских князей стало территориальное расширение своего княжества. Здравый смысл подсказывал, что осуществлять эту задачу следовало осторожно, преимущественно мирными средствами, избегая столкновений, сохраняя «тишину», столь ценимую населением в эпоху ордынских набегов. Эту особенность политики московских князей современный исследователь Н.С. Борисов назвал доктриной «тихой экспансии». Каковы же были её проявления и результаты?

«Некоей хитростью» (по словам летописца) Даниил захватил у рязанского князя Коломну (1300). Теперь, кроме плодородных коломенских земель, москвичи получили свободный выход на Оку. Любопытна и история присоединения к Москве Переяславского княжества. Даниил отказался от места новгородского князя (новгородцы пригласили его в 1296 г.) в обмен на сохранение Переяславского княжества за своим племянником Иваном Дмитриевичем. В благодарность бездетный Иван завещал свою «отчину» московскому князю. В 1303 г., в год смерти Даниила, его сыновья захватили Можайск.

Спор в Орде между Юрием Даниловичем Московским и Михаилом Ярославичем Тверским о ярлыке на великое княжение Владимирское. Миниатюра из летописи

Сын Даниила, Юрий Данилович, сохранил политические приоритеты отца. Первоначально он не проявлял желания получить великое княжение Владимирское. Главной его целью стало признание прав на те владения, которые в разное время и на разных условиях получил его отец. Тем не менее после смерти великого князя Владимирского Андрея Александровича в 1304 г. Юрий отправился в Орду вслед за главным претендентом на великокняжеский престол Михаилом Тверским, которому ордынский хан и отдал предпочтение. Позже Юрий, воспользовавшись благоприятными обстоятельствами, всё-таки включился в борьбу за великое княжение Владимирское, добился ярлыка на это княжение, но довольно скоро лишился его и погиб.

Политику «тихой экспансии» продолжил брат Юрия, московский князь Иван Данилович Калита (1325—1340)* В 1328 г. он купил в Орде ярлыки, дававшие ему право на управление огромными территориями, центрами которых были города Галич, Белоозеро и Углич. Эти области имели большое стратегическое значение для борьбы с Новгородом за Русский Север. Кроме того, Углич с округой был очень выгодно расположен на Волге: отсюда начинались водные пути в Тверские, Новгородские и Белозерские земли. Наконец, лесные княжества были богаты пушным зверем. Ценные меха составляли важнейший источник пополнения казны московского князя.

Покупки, захваты, дарения увеличивали московские владения и, что не менее важно, приближали их к землям князей-соперников, окружали их с разных сторон.

Одним из важнейших принципов политики московских князей являлось сотрудничество с православной церковью. В 1299 г. глава русской церкви митрополит Максим (1283— 1305) принял решение о переносе кафедры из разорённого ордынцами Киева во Владимир-на-Клязьме. Однако Владимир в ту пору уже не являлся самым благополучным и безопасным местом. Избрать же иной город для своей резиденции Максим не решился, опасаясь недовольства князей, что реально грозило новыми смутами и даже расколами митрополии. Тем не менее последние годы жизни митрополит провёл в Москве.

В 1308 г. на Русь был поставлен новый митрополит Пётр (1308—1325), с которым у московских князей сложились самые тесные отношения. Он окончательно обосновался в Москве и при активном участии московского князя заложил здесь первый каменный храм — Успенский собор, завещав похоронить себя в нём, хотя он был ещё не достроен.

После кончины митрополита Петра константинопольский патриарх поставил митрополитом Киевским и всея Руси грека Феогноста (1328—1353). Приезд на Русь нового митрополита не вызвал особой радости у Ивана Калиты, желавшего видеть в этой роли некоего архимандрита Феодора, которого в конце жизни Пётр наметил своим преемником. Но он стремился быть в добрых отношениях с новым митрополитом, оказывал ему самое радушное гостеприимство. Именно при Феогносте митрополичья кафедра окончательно обосновалась в Москве.

В политических ссорах с соперниками Феогност не раз оказывал московскому князю несомненные услуги. Так, в 1329 г. он отлучил от церкви Александра Тверского, бежавшего в Псков после восстания в Твери, а также Псковскую землю, укрывшую его. Затворились церкви, прекратились службы, умолкли колокола. Попы перестали крестить новорождённых, причащать и исповедовать умирающих. Эта небывалая церковная кара смутила псковичей, тверской князь был вынужден покинуть город.

Однако полностью политические интересы Москвы и Русской православной церкви совпали при митрополите Алексии (1354—1378), который стал фактическим правителем Московского княжества в годы малолетства князя Дмитрия Донского. Святитель осторожно, но неуклонно укреплял само княжество и его роль как центра объединения Северо-Восточной Руси. Во всех спорах между русскими правителями он неизменно становился на сторону Москвы. Так, он отлучил от церкви тверского князя Михаила Александровича и смоленского князя Святослава Ивановича, участвовавших вместе с литовским князем Ольгердом в походе на Москву (1368).

Иван Калита со своим боярином Протасием. Деталь иконы Дионисия «Митрополит Пётр»

Сочетанием традиционных и новых черт в московской политике характеризуется правление Ивана Калиты. Став великим князем Владимирским, он принял на себя все обязательства по выплате накопившегося долга Орде. Эту задачу он решал подчас весьма крутыми мерами. Особенно бесчинствовали московские воеводы в Ростове. Насилием, а порой и пытками они заставляли жителей отдавать последние деньги и ценности. Выплатив ханской казне недоимку, Иван получил от хана право включить значительную часть Ростовского княжества в состав своих владений. Здесь московский князь даровал ростовцам много льгот, уменьшил выплату дани.

Историков давно занимает вопрос: откуда Калита брал деньги для расширения и укрепления своего княжества? Одни полагают, что он утаивал часть ордынской дани, другие считают, что он резко увеличил торговлю хлебом, третьи указывают на освоение им богатых пушниной областей Русского Севера.

Современный исследователь Н.С. Борисов обращает внимание на тот факт, что московский князь твёрдой рукой навёл относительный порядок на Руси. Огромное количество средств (в том числе и тех, которые должны были идти на выплату ордынской дани) попросту разворовывались «сильными людьми», а также разбойничьими шайками на дорогах. Прежде всего Иван Калита внёс существенные изменения в тогдашние правовые нормы. Согласно древней традиции, крупные земельные собственники (бояре, монастыри, епископские кафедры) имели право суда по всем без исключения уголовным делам в пределах своих вотчин. Однако далеко не все вотчинники могли вести успешную борьбу с разбойничьими шайками.

Кроме того, даже изловив злодеев, местные судьи зачастую отпускали их за взятки. Иван Калита стал изымать наиболее серьёзные уголовные дела из ведения вотчинников и передавать их своей администрации. Сохранилась великокняжеская грамота новгородскому Юрьеву монастырю. Согласно ей, монастырские люди должны были судиться у своих монастырских властей по всем делам «опроче татбы, и разбоя, и душегубства».

Кроме того, Иван Калита одним из первых среди русских князей стал расплачиваться со своими слугами не деньгами, а землями, которые они получали только на время своей службы. Так зарождается поместное землевладение.

Одной из причин победы Москвы над соперниками, по мнению многих историков, является то обстоятельство, что московские князья не только восприняли те новые общественно-политические отношения, которые стали складываться во Владимиро-Суздальском княжестве, но и довели их до логического конца. Более того, эти тенденции были «обогащены» ордынской деспотической системой властвования. Именно система складывающегося в Московском княжестве единодержавия оказалась наиболее эффективной в деле «собирания» русских земель и организации борьбы с захватчиками.

Московские князья активно стремились к подавлению вечевой деятельности не только у себя, но и в соседних землях.

Конечно, вечевые собрания на Руси не прекратили своё существование. Однако, по мнению современного историка, «это уже было движение по угасающей исторической инерции. Из постоянно функционирующего института народовластия вече превращалось в эпизодическое средство самоорганизации народных масс при чрезвычайных обстоятельствах».

Ликвидацию общинно-вечевых институтов, противостоявших монархическим тенденциям московских правителей, завершил внук Калиты, Дмитрий Иванович Донской. В сентябре 1373 г., воспользовавшись смертью московского тысяцкого Василия Васильевича Вельяминова, князь Дмитрий Иванович упразднил должность тысяцкого.

Тем не менее становление «нового типа» государственности проходило в напряжённой борьбе со старыми порядками. И в этой связи характерными являются события, произошедшие во второй четверти XV в., после смерти московского князя Василия I Дмитриевича.

События 1425—1453 гг. ряд историков рассматривают как противоборство старых древнерусских традиций (принцип наследования «от брата к брату») и новых веяний, укрепляющих великокняжескую власть (принцип наследования «от отца к сыну»).

Новой вехой в развитии Московского княжества, да и всей Северо-Восточной Руси, стало правление Дмитрия Донского. При нём московская политика принимает ярко выраженную антиордынскую направленность. Показательно поведение Дмитрия Ивановича в событиях 1371 г., когда ярлык на великое княжение был передан ханом тверскому князю Михаилу Александровичу. Ордынский посол потребовал от московского князя прибытия во Владимир «к ярлыку». Впервые русский князь открыто заявил, что «к ярлыку» не поедет и в земли великого княжения ордынского ставленника не пустит. Куликовскую битву (1380) историки рассматривают как ключевой момент в становлении национального самосознания русских людей и поворотный пункт в антиордынской борьбе: переход к решительному вооружённому сопротивлению. А в конце жизни Дмитрий Иванович без разрешения Орды завещал ярлык на великое княжение своему сыну, что явно говорило о серьёзных изменениях политического статуса московского князя.

Стояние на Угре. Миниатюра из летописи.

Роль Москвы как общегосударственного центра окончательно закрепилась при великом князе Иване III, правнуке Дмитрия Донского. Это подчёркивается не только фактическим прекращением подчинения, но и формальным отказом подчиняться власти Орды. Знаменитое Стояние на Угре (1480) завершило длительный этап ордынского владычества на Руси. Борьба с Ордой шла рука об руку с объединением русских земель вокруг Москвы. В её состав уже входят Ярославское и Ростовское княжества. Ликвидация самостоятельности Новгорода (1478) и присоединение Твери (1485), Северских земель знаменуют образование единого государства.

Формирование единого Российского государства завершается в годы правления Василия III. Он продолжил дело своего отца и присоединил к Москве Псков (1510), Рязань (1521), а также отвоёванную у Литвы Смоленскую землю (1514).

<<< К началу параграфа                               Окончание параграфа >>>

 

Информация о рекламе

 

Рейтинг@Mail.ru