Главная >> История России 1900—1945 гг. 11 класс. Данилов

 

 

 

 

Глава 4. Индустриальная модернизация СССР 1929—1940 гг.

 

§ 18—19. Человек и коллектив, культура и власть в предвоенное десятилетие (продолжение)

Образование и идеология

В 1930-е гг. в СССР существовало убеждение, что советскому человеку по плечу любые свершения. Условиями этого были идейная убежденность и овладение знаниями и умениями, которые могут принести максимальную пользу делу социалистического строительства.

К середине 1930-х гг. сложилась система образования, которая в основных чертах просуществовала около полувека. Ориентация образования в первые послереволюционные годы преимущественно на трудовое обучение привела к неприемлемому снижению уровня школьных знаний. Поэтому решено было вернуться к «школе учебы», но с идеологическим содержанием. К концу первой пятилетки было в основном введено всеобщее обязательное начальное образование, а в городах всеобщее обучение велось в объеме семилетней школы.

В ходе проведения советской властью «культурной революции» был совершен настоящий прорыв в ликвидации неграмотности. Грамотными в 1939 г. называли себя 81% населения, правда, среди людей старше 50 лет этот показатель оставался вдвое ниже.

Пионеры собирают колоски на колхозном поле. 1933 г.

Среднее образование полностью вернулось к классноурочной системе и предметному подходу. Круг знаний должен был охватывать родной язык (в 1938 г. было введено обязательное изучение в значительных объемах в школах национальных республик русского языка), литературу, математику, химию, физику, географию, историю. Вводилась единообразная система преподавания по единым учебникам. Для решения этой задачи в 1930 г. было создано издательство «Учпедгиз» (с 1965 г. — « Просвещение » ).

С 1934 г. в школьный курс возвратилась история, причем с изложением последовательного хода исторических событий. Первые учебники, подготовленные известными специалистами, были подвергнуты критике за отсутствие марксистского подхода. С выходом в 1938 г. «Краткого курса» содержание всех учебных программ было приведено в соответствие с записанными в нем оценками.

Трудно переоценить влияние этой книги на формирование стереотипов массового исторического сознания и создание централизованной системы идеологического воспитания. Предельно упрощенная трактовка событий окрашивала историю правящей партии и страны в черно-белые тона, делила всех исторических деятелей на «своих» и «чужих». Факты и имена, не вписывавшиеся в эту схему, изымались или упоминались исключительно при описании борьбы с идейными врагами большевизма.

В 1937 г. к 20-летию революции вышел фильм «Ленин в Октябре» (режиссер М.И. Ромм) и первое литературное произведение, в котором выведен Сталин, — «Хлеб» («Оборона Царицына») А.Н. Толстого о событиях Гражданской войны. В этих и других произведениях (фильмах «Ленин в 1918 году» М.И. Ромма, «Великое зарево» М.Э. Чиаурели, трилогии о Максиме Г.М. Козинцева и Л.З. Трауберга, пьесах Н.Ф. Погодина о В.И. Ленине, по одной из которых режиссером С.И. Юткевичем был снят знаменитый фильм «Человек с ружьем») созданы образы смелых борцов за великие идеалы, близких народу мужей государственной мудрости, выдающихся деятелей отечественной истории.

В рамках становления новых подходов к освещению истории власти принимали и репрессивные меры против представителей «старой исторической школы». Кульминацией здесь стало «академическое дело» 1930 г. Нескольких «буржуазных» историков (С.Ф. Платонов, Е.В. Тарле и др.) обвинили в «великодержавном русском шовинизме» и «национализме» и отправили в ссылку. С.Ф. Платонов умер в ссылке, Е.В. Тарле возвратился из нее в 1932 г. и позднее был реабилитирован. В конце 1930-х гг. им были изданы биографии Наполеона и Талейрана, получившие широкое признание и одобрение властей. К этому времени советские историки уже получили четкий социальный заказ. Он готовился на уровне высшего партийного руководства (статья И.В. Сталина «О некоторых вопросах истории большевизма», в которой указывалось, какая историческая наука нужна стране, появилась еще в 1931 г.). Основной установкой для исторических и всех обществоведческих наук был признан принцип партийности, означавший приверженность идеям правящей партии.

В условиях надвигавшейся угрозы войны в трактовке отечественной истории стали усиливаться акценты на укрепление значения государства. Роль сильнейших правителей России, строивших централизованное государство, была признана сугубо положительной.

Лучшие кинофильмы, литературные и музыкальные произведения, созданные на основе данной идеи, вошли в золотой фонд отечественной культуры. Их объединяет, помимо художественных достоинств, высокий патриотический пафос, созвучный настроениям народа предвоенных лет. Образ Петра I, созданный артистом Н.К. Симоновым в фильме по роману А.Н. Толстого («Петр I», режиссер В.М. Петров), стал живым каноническим портретом великого правителя России — военачальника, реформатора и патриота-государственника. В фильме «Александр Невский» (режиссер С.М. Эйзенштейн) из уст главного героя (его сыграл Н.К. Черкасов) прозвучало грозное предупреждение: «Кто с мечом к нам придет, тот от меча и погибнет. На том стояла, стоит и стоять будет Русская земля!» Музыку к этому фильму написал С.С. Прокофьев. Живой отклик вызвала прозвучавшая в фильме песня «Вставайте, люди русские».

Афиша фильма «Александр Невский». 1938 г.

Одной из самых востребованных профессий в СССР стала профессия учителя. С середины 1930-х гг. была введена единая система педагогического образования, резко увеличился набор в педагогические институты. Другим ключевым направлением оставалась подготовка инженеров для промышленности, прием на инженерные специальности на вечерние и заочные факультеты был организован без отрыва от производства. Кадры руководителей предприятий готовила Промакадемия, первый ее выпуск состоялся в 1930 г. Хотя общий показатель имевших высшее образование оставался пока невысоким (0,6% в 1939 г.), но количество охваченных различными видами образования в канун войны достигло 22 на каждые сто граждан СССР. Такие показатели свидетельствовали о близкой перспективе качественных изменений в образовательном уровне советских людей.

«Страна ученых». Наука и техника в 1930-е гг.

С начала 1930-х гг. была реализована установка государства на идеологизацию науки. Наука должна была работать на решение приоритетных для государства задач, государство же обеспечивало поддержку ученых и их исследований на значимых для мобилизационной экономики направлениях. Академия наук, имевшая статус «высшего всесоюзного ученого учреждения», превращается в главный центр организации и координации научных исследований на основе централизованного планирования и под жестким государственным контролем.

Танк Т-34

Курс на укрепление обороноспособности страны определял основные направления развития науки и производства. Если в конце 1920-х гг. была заложена промышленная база для начала массового производства основных видов боевой техники — артиллерии и стрелкового вооружения, танков, самолетов, кораблей и подводных лодок, то в середине 1930-х гг. было осуществлено массовое перевооружение Красной Армии и Красного Флота. Они получили многие совершенные с технической точки зрения и оригинальные образцы вооружений. Выдающиеся конструкторы В.Г. Грабин, Ф.Ф. Петров и Б.И. Шавырин создали серию артиллерийских систем. Истребители конструкции коллектива под руководством Н.Н. Поликарпова (особенно знаменитый «ишак» — И-16) и бомбардировщики А.Н. Туполева показали высокие боевые качества в небе Испании. Большим успехом отечественной конструкторской мысли стало развертывание массового производства танка ВТ. Начался выпуск подводных лодок и кораблей средних классов, шла подготовка к созданию океанского флота. В канун войны советские оружейники Ф.В. Токарев, В.А. Дегтярев, Г.С. Шпагин сконструировали образцы стрелкового вооружения (ручной пулемет, автоматические винтовки, автомат ППШ, противотанковое ружье ПТРД), не уступавшие, а по многим параметрам, таким, как дешевизна производства и простота в эксплуатации, превосходившие лучшие зарубежные образцы. В 1939 г. начались испытания первых образцов легендарного танка Т-34 (конструкторы М.И. Кошкин, А.А. Морозов и др.). За несколько дней до начала воины высшее руководство СССР присутствовало на показе боевой техники, в ходе которого была продемонстрирована реактивная система залпового огня БМ-13, вскоре прославившаяся под именем « катюша ».

«Катюша» была разработана в Реактивном научно-исследовательском институте (РНИИ). Здесь, опираясь на идеи К.Э. Циолковского, вели работы по созданию ракетной техники. Первые успешные испытания ракетных двигателей были проведены в 1931 г., на этом направлении трудились группы ученых под руководством С.П. Королева, В.П. Глушко, М.К. Тихонравова. Началась разработка самолета с реактивным двигателем.

На основе внедрения научных разработок в СССР появились новые производства (радио- и электротехники, синтетических материалов, особых металлических сплавов). Развитие металловедения и передовых методов сварки связано с работами Е.О. Патона, полученные коллективом под его руководством результаты позволили приступить к производству цельносварных конструкций, что имело принципиальное значение в производстве корпусов кораблей и танков. В черной металлургии внедрялись передовые технологии непрерывной разливки стали и кислородно-конверторного процесса. В 1931 г. в СССР были осуществлены первые передачи телевизионных изображений, год спустя в Ленинграде была выпущена первая опытная партия телевизоров бытового назначения и смонтирован первый фильм специально для телевидения.

Принципиальное значение для осуществления планов индустриализации в условиях ограниченного доступа Советского Союза на мировые рынки имело обеспечение промышленности сырьем. Годы первых пятилеток были отмечены бурным развитием геологии и минералогии, почвоведения. Активно велись геолого-разведочные работы. Освоение новых районов нефтедобычи связано с именем И.М. Губкина, автора книги «Учение о нефти». Экспедиции под руководством А.Е. Ферсмана открыли месторождения цветных металлов и апатита на Кольском полуострове, серы в Средней Азии и другого сырья для промышленности.

Традиции фундаментальных исследований в математике продолжали руководивший Математическим институтом АН СССР И.М. Виноградов (аналитическая теория чисел) и один из основоположников теории вероятностей А.Н. Колмогоров, который стал также автором известных учебников. В Москве сложилась научная школа мирового значения, работавшая в области теории чисел, функционального анализа, дифференциальных и интегральных уравнений, математической логики.

Достижения отечественной физики предвоенного времени стали одной из основ для создания уже после войны атомного оружия. Эти работы велись научной школой под руководством А.Ф. Иоффе (физика твердого тела, электрофизика, квантовая теория и ядерная физика). Среди этих ученых был и «отец» советской атомной бомбы И.В. Курчатов. В 1930-е гг. выдвигается плеяда молодых ученых, в их числе и будущие лауреаты Нобелевской премии П.Л. Капица, Л.Д. Ландау, А.М. Прохоров и др.

Репрессии не обошли стороной и науку. Поводом для них могли стать неизбежные технические неудачи или неполучение планируемых заранее исследовательских результатов. В 1940 г. был осужден и позже погиб выдающийся биолог Н.И. Вавилов.

С целью использования труда «враждебных», но нужных для продолжения научных разработок ученых, инженеров и конструкторов была создана особая система закрытых конструкторских бюро — спецтюрем (такая «шарашка» описана в романе А.И. Солженицына «В круге первом», обобщившем лагерный опыт самого писателя). Репрессиям были подвергнуты А.Н. Туполев, С.П. Королев, В.П. Глушко. Многим из них пришлось работать на оборону страны в условиях спецтюрем.

Интеллигенция и власть

В 1934 г. в Москве состоялся Первый съезд писателей. На нем был создан Союз писателей СССР, первым председателем которого стал М. Горький. Этот съезд явился вехой в организации взаимодействия творческой интеллигенции и власти. С того времени началось оформление объединений архитекторов, художников, музыкантов, театральных деятелей, кинематографистов. Членство в таких союзах давало возможность профессионально заниматься творческой деятельностью, получать государственную поддержку и доступ к системе социальных льгот (мастерских и дач, домов творчества и санаториев и пр.), распределение которых было передано в ведение этих организаций. Всем работникам культуры предписывалось следовать определенным государством установкам и руководствоваться в своем творчестве идейными подходами, отвечавшими политическому курсу правящей партии. Считалось, что все произведения должны были создаваться в рамках метода социалистического реализма. Приоритет отдавался идейному содержанию произведений, они должны были быть «понятными» по форме, «конкретными» по содержанию, оптимистичными по настрою и нести воспитательный заряд.

Для власти необходимо было не только озвучить нужные ей идеи в художественной форме, но и опереться на признанные авторитеты. После того как И.В. Сталин назвал В.В. Маяковского «лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи», за ним закрепилось место «первого поэта в рабочем строю». Горький считался «великим пролетарским писателем». Широко, хотя и избирательно, популяризировалось творчество А.С. Пушкина и Л.Н. Толстого. В 1937 г. страна с огромным размахом отметила 100-летие со дня гибели Пушкина. Творчество Толстого в соответствии с формулировкой В.И. Ленина стало рассматриваться как «зеркало русской революции». В музыке главными авторитетами являлись П.И. Чайковский и М.Н. Глинка, в живописи образцом считалось творчество передвижников.

Утверждение единообразия в сфере художественного творчества стимулировало целенаправленную борьбу с «отклонениями». Она развернулась в рамках дискуссий о «формализме» в литературе, музыке, архитектуре, театре и кино. В начале 1936 г. в «Правде» одна за другой выходят статьи «Сумбур вместо музыки», «Балетная фальшь», «Какофония в архитектуре», «О художниках-пачкунах». Оперу Д.Д. Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда», поставленную в Большом театре, обвинили в «грубом натурализме», «мелодийном убожестве» и аполитичности, а его балет на сюжеты из колхозной жизни «Светлый ручей» — в «бесхарактерности» и «равнодушном отношении композитора к теме». Нападки аналогичной тональности обрушились на иллюстраторов детской книги ленинградских художников В.В. Лебедева, В.М. Конашевича, Н.А. Тырсу и др. Им инкриминировалось непонимание воспитательных задач детской литературы. Бывшие архитекторы-конструктивисты лишились возможности не только проектировать, но и преподавать (К.С. Мельников со второй половины 1930-х гг. не построил ничего). Летом 1936 г. был закрыт ряд московских театров, их коллективы были распущены. В январе 1938 г. после разгромной критики ликвидировали театр В.Э. Мейерхольда, строившееся для него здание переоборудовали под концертный зал. В печати развернулась кампания против «мейерхольдовщины» и «непонятного театра», закончившаяся арестом и гибелью режиссера. В подобных условиях среди самих творческих деятелей развернулась кампания критики, «самокритики», взаимных обвинений. Неучастие в спланированных властью акциях — выступлениях на собраниях и в печати, подписях под обвинительными письмами — нередко требовало большого гражданского мужества.

Некоторые писатели переживали в эти годы настоящий творческий кризис. Так, Б.Л. Пастернак после поездки в составе делегации по Сибири и увиденных там голода и нищеты не мог ничего писать и в течение нескольких лет занимался в основном переводами.

Духовное сопротивление попранию свободы человека и творческой свободы принимало разные формы. Многое из созданного в 1930-е гг. было обнародовано лишь через несколько десятилетий. В 1938 г. М.А. Булгаков закончил роман «Мастер и Маргарита», который далеко отходил от канонов социалистического реализма. В книге нарисована картина нравов и быта Москвы 1920-х гг., которая мало соотносится с официальными представлениями о «новом человеке». Трагическое, усиленное приемами гротеска видение коммунистической утопии отличает произведения А.П. Платонова («Чевенгур», «Котлован»). Свидетельства о драме, смятении, мучительных раздумьях творческой интеллигенции можно найти в сохранившихся писательских дневниках. Такие уникальные документы эпохи оставили К.И. Чуковский, М.М. Пришвин, М.А. Булгаков и др.

О трагической причастности художника к судьбам страны пишет А.А. Ахматова в эпиграфе к поэме «Реквием»:

    Нет, и не под чуждым небосводом,
    И не под защитой чуждых крыл, —
    Я была тогда с моим народом,
    Там, где мой народ, к несчастью, был.

Личное горе поэтессы — тюремное заключение сына — сливается с горем тысяч и тысяч испытавших те же страшные страдания людей.

Среди репрессированных в 1930-е гг. — известные писатели, поэты, художники, представители разных творческих профессий и их читатели, зрители, слушатели. В заключении погибли поэты О.Э. Мандельштам, Н.А. Клюев, П.Н. Васильев, Б.П. Корнилов, Т.Ю. Табидзе, А.И. Введенский, Д.И. Хармс, писатели И.Э. Бабель, Б.А. Пильняк, художник В.М. Ермолаева. В тюрьмы и лагеря попали В.Т. Шаламов, Н.А. Заболоцкий, сын поэтов А.А. Ахматовой и Н.С. Гумилева будущий ученый Л.Н. Гумилев и многие другие.

Творчество многих не вписывавшихся в рамки социалистического реализма писателей и художников было предано забвению еще при жизни. Такая судьба постигла М.А. Булгакова, художника П.Н. Филонова, вернувшуюся в СССР из эмиграции поэтессу М.И. Цветаеву. Искусство художников авангарда попало под запрет, часть коллекций центральных музеев отправилась в запасники, в небольшие провинциальные собрания, многие работы были уничтожены.

Религиозная жизнь в годы гонений

С конца 1920-х гг. власти резко усилили антирелигиозную борьбу против всех без исключения конфессий. Постановление «О религиозных объединениях» (апрель 1929 г.) ставило религиозные организации под прямой государственный контроль.

Набирала обороты атеистическая пропаганда, огромными тиражами издавались антирелигиозные материалы. На съезде общественной организации «Союз воинствующих безбожников» в том же 1929 году прозвучал лозунг, выдвинутый еще В.И. Лениным: «Борьба с религией есть борьба за социализм!» Была объявлена «безбожная пятилетка». План такой «пятилетки» активно проводился в жизнь силами «Союза воинствующих безбожников» и при поддержке государства, хотя на официальном уровне вопрос о полном уничтожении религии напрямую не ставился. Создание новых колхозов нередко начинали со снятия колоколов и закрытия храмов. Такие действия вызывали протесты крестьян, в Псковской области произошли даже вооруженные столкновения. В статье И.В. Сталина «Головокружение от успехов» (1930) критиковались и «перегибы» в борьбе с религией, что не мешало продолжать эту борьбу.

В одном только 1937 году было закрыто более 8 тыс. храмов. В некоторых национальных республиках к началу Великой Отечественной войны не было ни одного прихода, в крупных городах, таких, как Куйбышев (Самара), зачастую действовал всего один храм. По данным Комиссии по реабилитации Московской патриархии, к 1941 г. за веру было репрессировано в общей сложности около 350 тыс. человек (не менее 140 тыс. священнослужителей), из них 150 тыс. — в течение 1937 г. (80 тыс. расстреляно). Более 1200 новомучеников и исповедников православия XX в. были позже причислены к лику святых.

Несмотря на жесточайшие гонения и активную пропаганду атеизма, большинство населения страны осталось верующим. В ходе проведения переписи населения в 1937 г. верующими среди граждан старше 16 лет назвали себя 56,7% от числа ответивших на вопрос об отношении к религии, т. е. более 55 млн человек открыто заявили о своей вере. Три четверти из них были приверженцами православия, католиков и лютеран оказалось по 0,8% от общего количества верующих (их число выросло с вхождением в 1939—1940 гг. в состав СССР Западной Украины, Западной Белоруссии и Прибалтики). Второй по численности приверженцев религией оставался ислам. Буддистов насчитывалось несколько десятков тысяч.

Эскиз композиции «Русь уходящая». Художник П.Д. Корин. 1935—1959 гг.

Усиление антирелигиозной пропаганды сказалось на положении ислама. Духовная власть имамов стала рассматриваться государством как серьезное препятствие на пути социалистического строительства. В результате появилась система жестких ограничений, аналогичных мерам в отношении православия: закрывались мечети pi медресе (в 1930 г. было закрыто более 10 тыс. из 12 тыс. действовавших мечетей), муллы были лишены возможности заниматься своими прямыми обязанностями. Согласно оценкам, в 1930-е гг. было репрессировано около 40 тыс. представителей духовенства, исламских правоведов и ученых. Целенаправленно уничтожалась исламская литература. Земельные владения, приносившие доход, который шел на содержание религиозных учреждений, передавались колхозам. Деятельность религиозных фондов, касс взаимопомощи и других традиционных видов социальной работы в исламе была свернута. Проводились акции против ритуальных молитв и празднования Рамадана, в 1935 г. паломникам был окончательно закрыт путь в Мекку, развернулась кампания против ношения женщинами чадры. Но из повседневности мусульманские традиции не исчезли, они оставались частью образа жизни. Религиозная жизнь уходила в подполье, господствующие позиции в ней занял народный ислам. Исламское образование и просвещение организовывались на дому силами подпольных религиозных братств.

Начались захваты буддийских дацанов, при этом уничтожались памятники искусства и тибетской письменности. Стала сокращаться численность лам. В условиях непомерного налогообложения и лишения их права на землю религиозные служители стали уходить из дацанов, многие были репрессированы. Само существование буддийского духовенства тоже оказалось под угрозой.

В СССР широко пропагандировалось творчество национальных писателей, поэтов, художников. Их творчество называли неотъемлемой частью «многонациональной советской культуры». Выходили книги современных авторов и переводы национальной литературы на языки народов СССР. Но в предвоенные годы центр тяжести в идеологии был перенесен на консолидацию советского общества на патриотической основе. Объединяющим фактором становились русская история и традиции российской государственности. В 1930-е гг. был свернут курс на развитие национальных языков и культур, произошли серьезные изменения в организации просвещения и образования в национальных республиках и областях. Введенная после революции латинизированная письменность для восточных языков переводилась на кириллицу.

<<< К началу параграфа                       Окончание параграфа >>>

 

 

Рейтинг@Mail.ru