Главная >> История России 1900—1945 гг. 11 класс. Данилов

 

 

 

 

Глава 5. Великая Отечественная война. 1941—1945 гг.

 

§ 25. Человек на войне. Культура в годы Великой Отечественной войны (продолжение)

Церковь в годы войны

22 июня 1941 г. уже в самые первые часы войны появилось «Послание пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви», написанное местоблюстителем патриаршего престола митрополитом Сергием (И.Н. Страгородским). Оно читалось во всех православных храмах СССР, хотя официально деятельность священнослужителей была ограничена местом их служения, но власти не чинили препятствий распространению обращения. Послание определяло патриотическую позицию церкви и давало оценку разворачивавшихся событий как народной освободительной войны. В нем было обращено особое внимание на преемственность борьбы против фашизма и против других захватчиков, покушавшихся на Отечество в разные времена. Церковь указала на глубинный духовный источник народного патриотизма: «Не в первый раз приходится русскому народу выдерживать такие испытания. С Божией помощью и на сей раз он развеет в прах фашистскую вражескую силу. Наши предки не падали духом и при худшем положении потому, что помнили не о личных опасностях и выгодах, а о священном своем долге перед родиной и верой и выходили победителями. Не посрамим же их славного подвига и мы — православные, родные им по плоти и по вере. Отечество защищается оружием и общим народным подвигом, общей готовностью послужить Отечеству в тяжкий час испытания всем, чем каждый может... Православная наша церковь всегда разделяла судьбу народа. Вместе с ним она и испытания несла, и утешалась его успехами. Не оставит она свой народ и теперь. Благословляет она небесным благословением и предстоящий всенародный подвиг».

Атеистическая пропаганда в годы войны прекратилась, антирелигиозные организации полностью свернули свою деятельность. Официально церковная благотворительность была запрещена, но фактически такая деятельность развернулась на местах, на уровне приходов и епархий. Силами приходов была организована шефская работа в госпиталях (к концу войны эта деятельность была свернута по распоряжению властей), сбор вещей и продуктов для раненых. В прифронтовой зоне при храмах открывались бомбоубежища и санитарные пункты. В некоторых монастырях на территории Украины были открыты госпитали. Приходы в тылу и на освобожденной территории помогали раненым и инвалидам и их семьям.

Передача представителями Русской православной церкви частям Красной Армии танковой колонны «Дмитрий Донской». Март 1944 г.

Церковь активно занималась сбором средств в фонд обороны. На пожертвования верующих была построена танковая колонна «Дмитрий Донской», для организации сборов в Государственном банке СССР был открыт специальный счет (что фактически возвращало церкви статус юридического лица). 40 танков Т-34 были переданы Красной Армии 7 марта 1944 г. под Тулой, танковую колонну благословил митрополит Киевский и Галицкий Николай (Б.Д. Ярушевич), один из активных организаторов патриотической деятельности духовенства. Были также собраны средства на снаряжение самолетов эскадрильи «Александр Невский». В 1944 г. был начат сбор средств в фонд помощи детям и семьям воевавших на фронте бойцов. Средства собирали даже некоторые приходы на оккупированной территории (так, собранные на Псковщине средства через партизан были переправлены в тыл). В волжских епархиях собирались средства на восстановление Сталинграда, в Новосибирске — на строительство эскадрильи «За Родину». К концу войны денежный вклад РПЦ в фонд обороны составил более 300 млн рублей, помимо этого, были собраны драгоценности, большие партии вещей и продуктов.

Свято-Алексеевский православный храм в Лейпциге

Находившийся в ссылке архиепископ Лука (В.Ф. Войно- Ясенецкий), известный врач и автор трудов по хирургии (в 1944 г. они были отмечены Сталинской премией), стал главным хирургом эвакуационного госпиталя и консультантом всех госпиталей края. Многие священнослужители были призваны в действующую армию.

Страдания и лишения военного времени обратили к Богу множество искавших духовной опоры людей, в том числе и военнослужащих. На Пасху в апреле 1944 г. в храмах на службе молилось немало офицеров и рядовых. Летом 1945 г. в восстановленном в Лейпциге по распоряжению маршала Г.К. Жукова Свято-Алексеевском храме — памятнике русской славы, сооруженном в память о «Битве народов» с Наполеоном в 1813 г., вновь была зажжена неугасимая лампада.

К концу войны на всей территории СССР действовало, по официальным данным, более 10 тыс. приходов и 104 монастыря. Они распределялись по территории страны крайне неравномерно: так, в некоторых украинских областях число действовавших храмов доходило до 400—500, а в Сибири, Поволжье и на Дальнем Востоке их были единицы.

Многие церкви были открыты на захваченных оккупантами территориях. К середине 1943 г. здесь действовало более 6500 православных храмов. Открывались также костелы и кирхи, молитвенные дома протестантских церквей различного толка. На территории Крыма и Кавказа появились новые мечети, так как оккупанты старались показать, что они поддерживают и уважают ислам. В то же время повсеместно уничтожались синагоги.

В возрождении религиозной жизни на захваченных территориях фашистское руководство видело оплот антисоветских настроений. На основе религиозных институтов предполагалось создать одну из опор для деятельности немецкой администрации. Этот расчет в целом не оправдался. Религиозное возрождение на оккупированной территории дало импульс к росту национального самосознания, что, однако, не исключало фактов сотрудничества церковнослужителей и мирян с оккупантами в силу антисоветских настроений либо несогласия с церковной политикой Московской патриархии. Многие священники были убиты за содействие партизанам. Так, Полесская епархия в Белоруссии потеряла, по свидетельствам современников, более половины священнослужителей. Украинские националисты при содействии немцев безжалостно расправлялись со священниками за признание Московской патриархии.

В сентябре 1943 г. после беседы митрополитов Сергия, Алексия и Николая с И.В. Сталиным было принято решение о созыве Архиерейского собора для избрания патриарха Русской православной церкви и решения других вопросов церковной жизни. Собор избрал на патриарший престол митрополита Сергия, а после его кончины в 1944 г. главой церкви 2 февраля 1945 г. был избран митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий (С.В. Симанский). Начал периодически выходить «Журнал Московской Патриархии». В рамках урегулирования отношений между государством и РПЦ при Совнаркоме СССР был образован Совет по делам РПЦ.

Руководство других церквей и конфессий также с первых дней войны заняло патриотическую позицию. Был организован сбор денежных средств, одежды и продуктов для нужд фронта, помощь по уходу за ранеными в госпиталях. Центральное духовное управление мусульман в Уфе собрало деньги на строительство танков, Армяно-григорианская церковь — на танковую колонну имени святого Давида Сасунского, баптисты снарядили санитарный самолет.

К концу 1945 г. на территории СССР действовало 10,5 тыс. православных приходов и свыше 5 тыс. других религиозных общин, в том числе 1704 католических, 500 мусульманских, 433 протестантских, 415 старообрядческих, 105 иудейских.

Соотечественники за рубежом в борьбе с фашизмом

Помощь сражающемуся советскому народу приходила от людей и общественных организаций со всего мира, в том числе от соотечественников за границей. Война повернула многих представителей эмиграции к мыслям о судьбах родной страны. Для них патриотическая поддержка сражающихся с фашизмом советских людей стала единственным возможным выбором.

На нападение Германии на СССР немедленно откликнулся экзарх Московского патриархата в Северной Америке митрополит Вениамин (И.А. Федченков). Он призвал забыть все разногласия в эмигрантской среде и оказать всемерную помощь сражающемуся советскому народу, подчеркнув, что от судьбы России зависят судьбы всего мира. В Париже созданные русскими эмигрантами Лагерный комитет взаимопомощи, братство «Православное дело» оказывали помощь семьям заключенных, собирали и отправляли посылки в лагеря, укрывали преследуемых нацистами людей и изготовляли документы для них. Многие русские эмигранты влились в ряды движения Сопротивления (среди них будущий митрополит Сурожский Антоний (А.Б. Блум). Только во Франции в годы войны героически погибли русские подпольщики В.А. Оболенская, Б.В. Вильде, А.С. Левицкий (именно по названию издаваемой Вильде и Левицким с 1940 г. нелегальной газеты «Сопротивление» стали потом называть движение борцов с оккупантами в странах Европы), мать Мария (Е.Ю. Кузьмина- Караваева), другие члены «Православного дела», партизанки Т.А. Волконская, А.А. Скрябина и др.

Композитор и исполнитель С.В. Рахманинов, живший в США, выступил с концертом, сборы от которого были переданы в фонд Красной Армии. При этом он сказал: «От одного из русских посильная помощь русскому народу в его борьбе с врагом. Хочу верить, верю в полную победу». Его авторитет и пример вдохновили многих на организацию помощи СССР.

В странах, где существовали большие колонии эмигрантов, активно велся сбор денежных средств и подписка на выпущенные в СССР займы Победы. В государствах — членах антигитлеровской коалиции создавались общественные комитеты помощи СССР, в которые вошли и представители эмиграции. От таких комитетов в Советский Союз поступали медикаменты и оборудование для госпиталей.

В апреле 1942 г. в СССР был учрежден Еврейский антифашистский комитет. В его задачу среди других входила организация как материальной, так и политической помощи Советскому Союзу из-за рубежа. По каналам ЕАК было собрано около 45 млн долларов, организована отправка медикаментов и медицинского оборудования, вещей. ЕАК занимался также сбором свидетельств об уничтожении евреев нацистами. Особенно важными были возможности влияния ЕАК на формирование общественного мнения в странах Запада в пользу СССР как оплота антифашистской борьбы.

С целью объединения антифашистского потенциала славянских народов в 1942 г. был создан Всеславянский комитет. В него вошли многие деятели культуры, ученые, представлявшие славянские народы, такие, как А.Н. Толстой, А.А. Фадеев, Я. Купала, Я. Колас, А.Е. Корнейчук, М.Ф. Рыльский, 3. Неедлы, В. Василевская и др. Комитет издавал журнал «Славяне». Деятельность комитета демонстрировала решимость отстоять славянскую культуру от посягательств нацистских идеологов «натиска на восток» и готовила почву для будущего политического сближения славянских государств Восточной Европы.

Однако единодушия среди представителей российской эмиграции в годы Второй мировой войны не существовало. Часть эмигрантов надеялась, что «крестовый поход против коммунизма» фашистов поможет им восстановить прежнюю российскую государственность. Среди представителей эмигрантов из числа украинцев и народов Прибалтики доминировали националистические настроения.

Искусство — фронту!

В советском изобразительном искусстве в годы Великой Отечественной войны преобладала героико-патриотическая тема. Работы той поры объединяет лаконизм художественных средств и сдержанная цветовая гамма. Военный пейзаж и лучшие жанровые картины пронизаны острым ощущением суровости времени (А.А. Дейнека. «Окраина Москвы», А.А. Пластов. «Немцы идут (Подсолнухи)», Кукрыниксы. «Бегство немцев из Новгорода»). В монументальном полотне «Оборона Севастополя» (1942) А.А. Дейнека использовал выразительные плакатные образы для решения темы смертельной схватки добра и зла.

Бегство немцев из Новгорода. Художники Кукрыниксы

Основную массу живописных работ первых военных лет составляли небольшие зарисовки — свидетельства жизни на фронте (О.Г. Верейский, Д.А. Шмаринов) и в тылу (А.Ф. Пахомов). В центре внимания художников находился человек на войне.

В годы войны в стране появляется новый народный литературный герой. Еще во время Советско-финляндской войны зимой 1939/40 г. в армейской газете были опубликованы первые стихи о Василии Теркине. С 1942 г. А.Т. Твардовский пишет для армейских газет небольшие стихотворные рассказы, прославлявшие героя и мученика войны — рядового солдата.

Многие писатели стали военными корреспондентами. Среди них особую известность получил К.М. Симонов. В его стихах тема войны как великой трагедии переплеталась с темой любви — чувства, способного победить «всем смертям назло». Специальным корреспондентом газеты «Красная звезда» был писатель В.С. Гроссман. Его «Сталинградские очерки» стали прелюдией знаменитого романа-эпопеи «Жизнь и судьба».

На фронт выезжали с концертами известные артисты и музыканты страны, бригады ведущих театров, камерные музыкальные коллективы, ансамбли песни и пляски, народного танца, группы цирковых артистов, представители эстрадных жанров. Всего за годы войны на фронте было организовано более 470 тыс. концертов. Активно развивалась фронтовая художественная самодеятельность.

Особой популярностью пользовалось песенное творчество, оно отвечало потребности людей в открытом, эмоциональном выражении своих чувств. Близкой каждому фронтовику стала легендарная «Темная ночь» (музыка Н.В. Богословского, стихи В.Г. Агатова). Любимыми стали песни «Соловьи» (В.П. Со- ловьев-Седой, А.И. Фатьянов), «В землянке» (К.Я. Листов, А.А. Сурков), «В лесу прифронтовом» (М.И. Блантер, М.В. Исаковский). За многими из созданных в эти годы песен, как и за написанной еще до войны «Катюшей» (М.И. Блантер, М.В. Исаковский), прочно закрепилась слава народных.

Во время войны появилась целая плеяда выдающихся эстрадных исполнителей. Всенародная любовь пришла к К.И. Шульженко, а песня «Синий платочек» в ее исполнении стала одним из символов военной эпохи. Только в первый год войны певица дала около 500 концертов перед бойцами Ленинградского фронта. Большой популярностью пользовались романсы в исполнении И.Д. Юрьевой. Все советские люди любили народные песни, с которыми выступала Л.А. Русланова. Л.О. Утесов выезжал на фронт со своим джазовым оркестром. В 1943 г. вернулся из эмиграции и начал концертную деятельность А.Н. Вертинский.

<<< К началу параграфа                       Окончание параграфа >>>

 

 

Рейтинг@Mail.ru