Главная >> Литература 5 класс. Часть 2. Коровина

 

 

 

 

Марк Твен

 

Приключения Тома Сойера. Продолжение 1 главы

Летом вечера долгие. Было ещё светло. Вдруг Том перестал свистеть. Перед ним стоял незнакомец, чуть побольше его самого. Всякое новое лицо любого пола и любого возраста всегда вызывало общий интерес в маленьком, убогом городке Санкт-Петербурге2. К тому же мальчик был прекрасно одет — прекрасно одет в будничный день! Это было прямо поразительно! Очень изящная шапочка, аккуратно застёгнутая синяя суконная куртка, новая и чистая, и такие же брюки! На ногах башмаки, даром что сегодня ещё только пятница. У него был даже галстук — очень яркая лента. Вообще он имел вид городского франта, нестерпимо раздражавший Тома. Чем больше Том глядел на это дивное диво, тем бледнее казался ему его собственный жалкий костюм и тем выше задирал он нос, показывая, как ему противны такие щегольские наряды. Оба мальчика не сказали ни слова. Стоило одному сделать шаг, делал шаг и другой, — но только в сторону, вбок, по кругу. Лицо к лицу и глаза в глаза — так они стояли очень долго. Наконец Том сказал:

    2 Американцы любят давать своим мелким городкам громкие названия столиц. У них есть несколько Парижей, Константинополь и т. д.

— Я могу тебя поколотить.

— А ну-ка, попробуй!

— Могу и поколочу!

— Нет, ты не можешь.

— Нет, я могу.

— Нет, не можешь.

— Нет, могу.

— Нет, не можешь.

— Могу!

— Не можешь!

Зловещее молчание.

— А как тебя зовут? — наконец спросил Том.

— А тебе какое дело?

— Вот я покажу тебе, какое мне дело.

— Ну, покажи. Отчего же не покажешь?

— Скажи ещё два слова, и покажу.

— Два слова! Два слова! Два слова! Вот тебе. Ну?

— Ишь какой ловкий! Да если бы я захотел, я мог бы вздуть тебя одною рукою, а другую пусть привяжут мне за спину.

— Почему же не вздуешь? Ведь ты говоришь, что можешь.

— И вздую, если будешь ко мне приставать.

— Ай-ай-ай! Видали мы таких!

— Думаешь, как расфуфырился, так уж и важная птица! Ой, какая шляпа!

— А ну-ка, попробуй сбить её у меня с головы! Вот тогда и получишь от меня на орехи...

— Врёшь!

— Сам ты врёшь!

— Только стращает, а сам трус!

— Ладно, проваливай!

— Эй, ты, слушай: если ты не уймёшься, я оторву тебе голову!

— Как же! Оторвёшь! Ой! ой! ой!

— И оторву!

— Чего же ты ждёшь? Почему ты всё стращаешь, а на деле и нет ничего? Трусишь, значит?

— И не думаю!

— Нет, трусишь!

— Нет, не трушу!

— Нет, трусишь!

Снова молчание. Пожирают друг друга глазами, топчутся на месте и делают новый круг.

Наконец они стоят плечом к плечу.

— Убирайся отсюда! — говорит Том.

— Сам убирайся!

— Не желаю.

— И я не желаю!

Так они стоят лицом к лицу, каждый выставил ногу вперёд под одним и тем же углом. С ненавистью глядя друг на друга, они начинают что есть силы толкаться. Но победа не даётся ни тому ни другому. Толкаются они долго, так что лица у них становятся разгорячёнными, красными. Понемногу они ослабляют свой натиск, хотя каждый по-прежнему остаётся настороже, и тогда Том говорит:

— Ты трус и щенок. Я скажу моему старшему брату. Он может отколотить тебя одним мизинцем. Я ему скажу, он отколотит.

— Очень я боюсь твоего старшего брата! У меня у самого есть брат, ещё побольше твоего, и он может швырнуть твоего — вон через тот забор.

Оба брата были выдуманы.

— Врёшь!

— Мало ли что ты скажешь!

Том большим пальцем ноги провёл черту по пыли и сказал:

— Посмей только переступить через эту черту. Я так тебя вздую, что ты с места не встанешь. Горе тому, кто перейдёт за черту.

Чужой мальчик тотчас же поспешил перейти за черту и сказал:

— Ну, посмотрим, как ты вздуешь меня.

— Отстань! Говорю тебе: лучше отстань!

— Да ведь ты же говорил, что побьёшь меня. Отчего же не бьёшь?

— Чёрт меня возьми, если не побью за два цента!

Чужой мальчик вынул из кармана два больших медяка и с насмешкой протянул их Тому.

Том ударил его по руке, и монеты упали на землю.

Через минуту оба мальчика катались в грязи, сцепившись, как две кошки. Они дёргали друг друга за волосы, за куртки, за штаны, они щипали и царапали друг другу носы, покрывая себя пылью и славой.

Наконец неопределенная масса приняла отчётливые очертания, и в дыму сражения стал виден Том, сидевший верхом на противнике и молотивший его кулаками.

— Проси пощады! — выговорил он.

Но мальчик старался высвободиться и громко ревел — больше всего от злобы.

— Проси пощады! — И молотьба продолжалась.

Наконец чужой мальчик невнятно пробормотал: «Перестань», и Том отпустил его на волю с таким наставлением:

— Это тебе наука. В другой раз будь умнее и гляди, кого задеваешь на улице.

Чужой мальчик побрёл прочь, стряхивая пыль с костюма, всхлипывая, сопя носом, время от времени оборачиваясь, качая головой и грозя жестоко разделаться с Томом в следующий раз, когда поймает его.

Том отвечал насмешками и направился к дому, гордый своей победой.

Но только он повернулся к незнакомцу спиной, тот запустил в него камнем и угодил ему между лопаток, а сам кинулся бежать, как антилопа. Том гнался за изменником до самого дома и таким образом узнал, где живёт враг. Постоял немного у калитки, вызывая врага на бой, но враг только строил ему рожи в окне, а выйти не пожелал. Наконец явилась мать врага, обозвала Тома гадким, испорченным, грубым мальчишкой и велела убираться прочь. Он ушёл, но, уходя, сказал, что будет бродить поблизости и подстерегать того мальчика.

Домой он вернулся поздно и, когда влез осторожно в окно, очутился в засаде: перед ним стояла его тётка. И когда тётка увидела, что сталось с его курткой и штанами, её решимость превратить его праздник в неволю и каторжный труд стала тверда, как алмаз.

<<< К началу 1 главы                       Глава 2 >>>

 

 

Рейтинг@Mail.ru