Главная >> Обществознание 10 класс. Боголюбов

 

 

 

 

Глава 3. Правовое регулирование общественных отношений

 

§ 17. Современные подходы к пониманию права (продолжение)

От идеи к юридической реальности

Вместе с первыми шагами буржуазной демократии естественное право из теории перерастает в государственно-правовую реальность. Вам известны крупнейшие правовые документы этого периода, основанные на идеях естественного права: в США — Декларация независимости (1776) и Конституция (1787), во Франции — Декларация прав человека и гражданина (1789) и Конституция (1791). Включённое в содержание государственных документов естественное право превратилось в действующие общеобязательные юридические нормы. Столь крупные перемены в политико-правовой сфере жизни общества современные правоведы называют первой (антифеодальной) революцией в праве (революцией не в смысле насилия, а в смысле резкого, скачкообразного перехода в новое правовое состояние).

Далее следует длительный период спада. Как вам известно из курса истории, конец XIX — первая половина XX в. отмечены гигантскими социальными катастрофами — кризисами, революциями, мировыми войнами. Но именно эти потрясения и беды заставили человечество искать пути такого усовершенствования действующего (позитивного) права, которое могло бы пресечь всякую возможность установления тиранических режимов. Рано или поздно эти пути должны были привести к признанию естественного права. И в середине XX в. оно было вновь «открыто», для того чтобы продолжить выполнение своего гуманистического предназначения.

В декабре 1948 г. принимается Всеобщая декларация прав человека и далее — объёмный пакет основополагающих правовых документов, которые вместе составили так называемую Хартию прав человека. В тот же период многие европейские страны, особенно те, которые на себе испытали ужасы фашизма, — Германия, Италия, позже Испания, включили в свои национальные конституции специальные разделы о правах человека, тем самым придав им непосредственное юридическое значение. Этот момент называют второй (антитоталитарной) революцией в праве, когда естественное право вновь обрело непосредственно юридическое значение. В Конституцию РФ (1993) также вошла глава о правах и свободах человека и гражданина.

Какие же права относят к естественным, прирождённым, неотчуждаемым правам человека?

Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте определим, что такое права человека. В науке есть такое определение: права человека — это нормативно оформленные (т. е. представленные в виде чётко оформленных норм) особенности бытия личности, которые выражают её свободу и являются необходимым условием её жизни, её взаимоотношений с другими людьми, обществом, государством.

Из этого определения становится понятным, какую роль играет естественное право во всём бесконечном многообразии жизни (бытия) человека. Только права человека могут определить нормативно оформленную (т. е. закреплённую в норме) границу его свободы (меру свободы). Или, иначе говоря, свобода может быть определена только через нормы права (включающие также и обязанности).

Опираясь на данное определение, отметим, что к нормативно оформленным особенностям бытия человека — его правам — относят прежде всего право на жизнь и всё то, что способствует сохранению и развитию жизни: право на неприкосновенность личности, право владеть имуществом на праве собственности, право на свободу мысли, слова, передвижения, право избирать своих правителей и др. Не станем далее перечислять известные вам права. Чтобы познакомиться с ними, необходимо обратиться к нашей Конституции.

К достоинствам данного подхода относят идею о том, что независимо от государства объективно существуют высшие ценности права, выражающие справедливость, свободу, юридическое равенство людей (равенство перед законом). Законы могут быть несправедливыми, и их необходимо приводить в соответствие с правом, справедливостью.

Критики считают, что данный подход умаляет формальную юридическую определённость, чёткость права, поскольку справедливость скорее моральная оценка, и судить о противозаконных действиях с этих позиций затруднительно. К тому же у разных людей различные представления о справедливости.

Взаимосвязь естественного и позитивного права

Позитивное право как документальная реальность появляется с возникновением государства и существует только в письменной форме, в виде законов и других юридических документов, установленных государством (например, древнеиндийские законы Ману, законы царя Хаммурапи, римские законы XII таблиц, Русская Правда, Кодекс Наполеона и др.).

Естественное право, будучи объективной первоосновой правовых норм, действует независимо от того, закреплено оно в каком-либо юридическом документе или нет (прежде всего влияет на правосознание).

Сторонники естественно-правового подхода разграничивают естественное и позитивное право. Но при этом они, конечно же, не отвергают позитивного права, т. е. законов, которые принимает государство. Проблема заключается в качестве закона: если он не соответствует ценностям естественного права, его нельзя считать правовым. Другими словами, если позитивное право не базируется на естественном праве, не исходит из его ценностей, оно перестаёт быть правом. Высшая же ценность права — это человек, его естественные, прирождённые, а значит, неотъемлемые права.

Следовательно, естественное право позволяет оценивать качество (служит критерием) позитивного права (закона). Оно помогает определить, насколько закон соблюдает интересы человека, его права и свободы. В этом и состоит смысл разграничения права на естественное и позитивное. Однако такое разграничение не абсолютно. В современном праве идёт вполне закономерный процесс сближения естественного права с позитивным.

Выше уже было отмечено, что естественные права выражают меру свободы человека. Сама свобода с позиций естественно-правового подхода трактуется как пространство человеческой активности, реализации природных задатков людей, как естественная возможность поступать по собственному усмотрению, сообразно своей воле и интересам.

Вместе с тем, и это особенно подчёркивают сторонники естественного права, свобода не может быть безграничной. Такой свободы нет. Нерегулируемая свобода всегда оборачивается своей противоположностью — беззаконием, произволом, беспределом, которые ведут человека к катастрофе самоистребления (вы сами могли бы привести немало примеров проявления безграничной «свободы»).

Определить границу (меру, масштаб) свободы, или, говоря словами И. Канта (1724—1804), границу совместимости свободы каждого человека со свободой всех других людей, способны в первую очередь два великих социальных регулятора, происходящие из самой жизни, — право и мораль.

Есть основание сделать вывод, что необходимость чёткого закрепления границ свободы делает неразрывной связь между естественным и позитивным правом. По своей фундаментальной социальной роли естественное право служит первоосновой, первоисточником позитивного права, постоянно питает его идеями гуманизма, свободы, справедливости. В свою очередь, позитивное право придаёт этим идеям силу всеобщей, обязательной, охраняемой государством нормы поведения — силу закона, делая тем самым желанную свободу людей реальной.

Чтобы проиллюстрировать взаимосвязь естественного и позитивного права (закона), приведём пример судебного дела, о котором рассказал известный российский правовед С. С. Алексеев.

Это произошло в тайге, где работали геологи. Выйдя как-то утром к реке, геолог Петров (фамилии изменены) услышал на противоположном берегу треск кустов. «Медведь!» — подумал он. И не случайно: медведи действительно частенько беспокоили геологов. Не теряя времени, Петров бросился за ружьём, к нему присоединился ещё один геолог — Широков. Выскочив на берег, они одновременно выстрелили в чёрное пятно, видневшееся сквозь туман. Ружья у них были абсолютно одинаковые, купленные в одном магазине.

Финал истории трагичен: на другом берегу они убили не медведя, а начальника соседней геологической партии, который возился с рыбацкими снастями. Во время судебного разбирательства выяснилось, что погибший был убит только одной пулей, а вторая, ударившись о патрон для ракетницы, лежавший в кармане убитого, отлетела в сторону. Чья пуля убила, определить было невозможно: стреляли оба. Но это было не умышленное убийство, хотя оба проявили грубую неосторожность и вторая пуля отскочила только случайно. Поэтому суд признал их виновными. С точки зрения действовавшего закона всё было верно. Однако Верховный суд отменил это решение. Судьи рассудили: смерть наступила только от одной пули, значит, кто-то один заведомо невиновен. И вот тут проявилось глубокое понимание судьями самой сути права — права как справедливости. А справедливость требовала освободить невиновного. Но кого? Определить невозможно. И освободили обоих.

<<< К началу       Окончание >>>

 

 

Рейтинг@Mail.ru