Главная >> Русский язык 9 класс. Ладыженская

 

 

 

 

Основные группы сложноподчинённых предложений

 

§ 28. Сложноподчинённые предложения с несколькими придаточными. Знаки препинания при них (окончание)

174. Прочитайте отрывок из романа М. Булгакова «Белая гвардия». По мнению многих, Булгаков, как, наверно, никто из русских писателей, умел выявить, показать читателям связь Человека и Дома. Согласны ли вы с этим? Почувствовали ли вы эту связь в прочитанном отрывке? Выскажите собственное мнение об этом. Объясните постановку запятых в последнем предложении.

    ...В доме № 13 по Алексеевскому спуску изразцовая печка в столовой грела и растила Еленку маленькую, Алексея старшего и совсем крошечного Николку. Как часто читался у пышущей жаром изразцовой площади «Саардамский Плотник», часы играли гавот*, и всегда в конце декабря пахло хвоей, и разноцветные свечи горели на зелёных ветвях. В ответ бронзовым часам, что стоят в спальне матери, а ныне Еленки, били в столовой чёрные стенные башенным боем. Покупал их отец давно, когда женщины носили смешные, пузырчатые у плеч рукава. Такие рукава исчезли, время мелькнуло, как искра, умер отец — профессор, все выросли, а часы остались прежними и били башенным боем. К ним все так привыкли, что, если бы они пропали как-нибудь чудом со стены, грустно было бы, словно умер родной голос...

175. Прочитайте юмористический рассказ талантливого писателя Серебряного века русской литературы Н. А. Бучинской, известной под псевдонимом Тэффи. Какое отношение автора к себе проявляется в этом рассказе?

Представьте себе, что вам предстоит сделать краткое сообщение о происхождении псевдонимов на основе рассказа Тэффи. Дополните своё сообщение сведениями о других псевдонимах писателей (актёров, политических деятелей и др.).

ПСЕВДОНИ́М

    Меня часто спрашивают о происхождении моего псевдонима.

    Действительно, почему вдруг «Тэффи»? Что за собачья кличка? Недаром в России многие из читателей «Русского слова» давали это имя своим фоксам и левреткам.

    Почему русская женщина подписывает свои произведения каким-то англизированным словом?

    Уже если захотела взять псевдоним, то можно было выбрать что-нибудь звонкое. Кроме того, женщины-писательницы часто выбирают себе мужские псевдонимы. Это очень умно и осторожно: к дамам принято относиться с лёгкой усмешкой и недоверием.

    Была писательница Марко Вовчок, талантливая романистка и общественная деятельница, подписывалась «Вергежский». Всё это, повторяю, имеет свой резон. Умно и красиво. Но — «Тэффи» — что за ерунда?

    Так вот, хочу честно объяснить, как это произошло.

    Происхождение этого дикого имени относится к первым шагам моей литературной деятельности. Я тогда только напечатала два-три стихотворения, подписанные моим настоящим именем, и написала одноактную пьеску, а как надо поступить, чтобы эта пьеска попала на сцену, я совершенно не знала. Все кругом говорили, что это абсолютно невозможно...

    — Ну кому из директоров театра охота читать всякую дребедень, когда уже написаны «Гамлет» и «Ревизор»? А тем более дамскую стряпню.

    Вот тут я и призадумалась. Прятаться за мужской псевдоним не хотелось. Малодушно и трусливо. Лучше выбрать что-нибудь непонятное, ни то ни сё.

    Но что?

    Нужно такое имя, которое принесло бы счастье. Лучше всего имя какого-нибудь дурака — дураки всегда счастливы.

    За дураками, конечно, дело не стало. Я их знавала в большом количестве. Но уж если выбирать, то что-нибудь отменное. И тут вспомнился мне один дурак, действительно отменный, и вдобавок такой, которому везло, значит, самой судьбой за идеального дурака признанный.

    Звали его Степан, а домашние называли его Стэффи. Отбросив из деликатности первую букву (чтобы дурак не зазнался), я решила подписать пьеску свою «Тэффи» и, будь что будет, послала её прямо в дирекцию театра. Никому ни о чём не рассказала, потому что уверена была в провале своего предприятия.

    И вот читаю как-то «Новое время» и вижу нечто.

    «Принята к постановке в Малом театре одноактная пьеса Тэффи „Женский вопрос44. Первое, что испытала, — безумный испуг. Второе — безграничное отчаяние. Я сразу вдруг поняла, что пьеска моя непроходимый вздор, что она глупа, скучна, что под псевдонимом надолго не спрячешься, что пьеса, конечно, провалится с треском и покроет меня позором на всю жизнь.

    Пьеса прошла с успехом. На другой день я в первый раз в жизни беседовала с посетившим меня журналистом.

    — Над чем вы сейчас работаете?

    — Я шью туфли для куклы моей племянницы.

    — Гм... вот как! А что означает ваш псевдоним?

    — Это... имя одного дур... то есть так, фамилия.

    — А мне сказали, что это из Киплинга.

    Я спасена! Я спасена! Я спасена! Действительно, у Киплинга есть такое имя. Сразу всё вспомнилось.

    — Ну да, конечно, из Киплинга!

    В газетах появился мой портрет с подписью «Taffy». Конечно, вступления не было.

<<< К началу

 

 

Рейтинг@Mail.ru